Авангардные течения в русской живописи Советское искусство Кинематограф История фотографии

Предыстория инквизиции

Термин «инквизиция» был известен в Европе задолго до возникновения специальных церковных учреждений с этим названием и первоначально обозначал только выяснение обстоятельств дела, его расследование, обычно путём допросов и, часто, пыток. Областью применения термина было право.

Собственно, Inquīsītiō переводится с латинского языка как «розыски», «расследование», «исследование». Впоследствии термин стал применяться для обозначения судебного института католической церкви, предназначенного для выявления и искоренения «ересей».

Ересь (греч. hairesis, «выбор») в данном случае понимается, как  «мнение, расходящееся с учением церкви; в более широком смысле – убеждения, отклоняющиеся от общепринятых.

В Новом Завете и у ранних отцов церкви этот термин использовался для обозначения принадлежности к секте; так, апостол Павел говорил о себе: «я жил фарисеем по строжайшему в нашем вероисповедании учению (hairesis)» (Деян 26:5). Однако вскоре он приобрел иной смысл и начиная с посланий Игнатия Антиохийского к Траллийцам и Ефесянам (ок. 108) стал использоваться для обозначения религиозного инакомыслия»

Борьба с «неправильными» учениями шла с самого зарождения христианства, поскольку само это учение всегда, особенно первоначально, раздиралось острыми противоречиями, «в начальный период - в виде ожесточенной борьбы между различными направлениями, а позже - между господствующим течением, возглавлявшимся церковной верхушкой, и оспаривавшим ее истинность и «праведность» бесчисленным количеством самых разнообразных оппозиционных течений, которые отражали настроения обездоленных масс и объявлялись этой верхушкой незаконными, еретическими».

Первоначальное существование многочисленных христианских общин (с первых веков нашей эры) отмечено большим разнообразием толкований христианства как учения, сосуществованием многочисленных школ и направлений. «Об этом можно судить и по большому количеству разноречивых евангелий и посланий, имевших хождение среди ранних последователей христианства»[7]. Естественно, что между ними шла определенная борьба как за привлечение себе новых последователей, так и за право существования в Римском государстве.

Постепенно (ко второй половине II века) это привело к победе епископского направления, которое поддерживалось наиболее зажиточными и влиятельными слоями общества, близкими к римской знати. Оппозиция была подавлена, а вместо плохо организованных и разрозненных общин, появилась централизованная церковь во главе с епископами.

«В III веке власть и авторитет епископов достаточно укрепились. К направляющей литургической роли, а также к функции обучения вере добавился и круг обязанностей по официальному сохранению вероучения и объяснению единоверия». Со временем, главной силой церкви стал епископ Рима, именуемый Папой.

Влияние христианства усиливалось. Укреплялось оно и в борьбе с ересями (гностики, монтанисты), когда формировалась его идеология и организация, формулировалось вероучение.

«Во второй половине III в. императорская власть пытается, используя террор, сломить чуждую ей церковную организацию, завладеть ее богатствами. Но христианство пустило уже слишком глубокие корни, чтобы его можно было выкорчевать с помощью одной грубой силы. Преследования только способствуют сплочению христиан, сглаживанию внутренних противоречий, затуханию догматических споров, очищению рядов верующих от неустойчивых, малодушных элементов, отрекающихся от своей веры под угрозой репрессий.

Убедившись, что террором не сломить сильную к тому времени церковь, императорская власть меняет тактику и приходит к соглашению с церковной верхушкой. Соглашение стало возможным потому, что само христианство проделало к этому времени (конец III - начало IV в.) большую эволюцию, превратилось из религии рабов и угнетенных в религию, оправдывающую рабство и угнетение»

Императоры посчитали выгодным для себя соглашения с Церковью, и в 311 г. императором Галерием был издан эдикт о веротерпимости. Два года спустя, императором Константином христианская церковь была уравнена в правах с другими распространенными в империи культами.

Постепенно церковь из преследуемого меньшинства стала почти всемогущественной и возвысилась практически в первостепенное учреждение государства, а следовательно, сильно возросло и общественное влияние Церкви.

Новые ереси возникли в процессе и в связи с выработкой основ христианского вероучения. Они оказывали существенное влияние на развитие Церкви. Так, в Северной Африке в начале IV века возник донатизм, ересь, которая «выступила против верующих, против официальной церкви, довольствующейся минимальными требованиями к верующим и обеспечивающей себе господствующие позиции путем благословения римского рабовладельческого строя». Фактически донатисты выступали за очищение церковной организации от состоятельных людей, идущих на сотрудничество с императором ради своих выгод. «Призыв донатистов возвратиться к традициям раннего христианства находил более широкий отклик среди христиан Северной Африки, чем призывы римской иерархии подчиниться императорской власти», что, естественно, оказывало влияние на отношение к еретикам императоров.

В восточных провинциях Римской Империи большую роль играло арианство, проводившее теорию монархической власти и поставившее под сомнение то, что Иисус равен Богу вследствие того, что он сотворен им. Их учение ставило под сомнение саму идею спасения и угрожало самим основам христианства.

«В V в. возникла несторианская ересь, основателем которой был Несторий, патриарх Константинопольский. Он считал, что в Христе - два отдельных лица, божественное и человеческое, что сын божий соединился с человеком Иисусом. Следовательно, Иисус Христос был обыкновенным человеком, а мать его не богородицей, а человекородицей, так как родила человека, а не сына божия»

Много проблем официальной Церкви доставило и манихейское учение, утверждавшее аскетизм, безбрачие, отрицание богатств и даже частной собственности для достижения «торжества света».

На III вселенском соборе в Эфессе в 431 г было осуждено и пелагианство, отрицавшее церковную доктрину о первородном грехе и утверждавшее, что верующие могут спастись по своей воле помимо церкви.

Помимо этого существовало множество мелких еретических учений, по-разному толковавших Священное писание.

«Различные еретические движения были связаны с теми или иными экономическими и культурными центрами империи. Их соперничество вело к укреплению определенного центра. Партикулярные властные устремления, находившие в них свое выражение, угрожали единству империи», что заставляло императоров высказывать благоволение исключительно епископской Церкви.

Неспособность мирно победить еретические учения всё больше приводила к мысли о том, что необходимо применять по отношению к их приверженцам методы насилия.

Одним из первых богословов, обратившихся к этой проблеме, стал Августин (354-430). Взгляды его постепенно становились всё более радикальными, изменяясь по отношению к средствам борьбы с еретиками от богословской полемики до применения пыток и казней, возможных, на основании толкования Библии. «Средневековые инквизиторы ссылались на авторитет Августина, стремясь оправдать пытки и костры»

Современник Августина «святой» Иероним (около 342-420) призывал во имя спасения души умертвить Вигилянция, пресвитера Аквитании, обвиненного в том, что отрицал культ святых и мучеников. «Христианская церковь, став союзницей императорской власти, опиралась на ее помощь в подавлении своих соперников - языческих и других культов и внутренней оппозиции - многочисленных еретических течений»

В 382 г. Императором Феодосием I были изданы ряд указов о преследовании манихеев (и язычников), по которым все они присуждались к смертной казни, а их имущество должно было быть конфисковано. «Закон обязывал префектов преторий назначать инквизиторов (следователей) и доносчиков (тайных агентов) для розыска потайных манихеев.

Закон против манихеев является как бы прообразом будущей инквизиции. Впервые в истории империи последователи негосударственного религиозного культа возводились в степень государственных преступников и учреждался специальный тайный следовательский аппарат с неограниченными полномочиями для их выявления и наказания»

Это было время болезненных изменений мировоззрения, неожиданных поворотов человеческой мысли, отчасти вызванное великими географическими и естественнонаучными открытиями. Барокко, тяготевшее к торжественному «большому стилю», в то же время отразило прогрессивные представления о сложности, многообразии, изменчивости мира. Барокко свойственны контрастность, напряженность, динамичность образов, стремление к величию и пышности, к совмещению реальности и иллюзии, к слиянию искусств (городские и дворцово-парковые ансамбли, архитектура, интерьер, мебель); одновременно - тенденция к автономии отдельных жанров.
Инквизиция в странах Западной Европы