Авангардные течения в русской живописи Советское искусство Кинематограф История фотографии

Влияние Вестминстера

Во второй половине 13 века под влиянием Вестминстера возникло множество новых храмов. Отдельные элементы вестминстерской церкви – такие, как окна в форме треугольников со скругленными углами, – заимствовали зодчие Херефорда и Личфилда. Вестминстерский зал капитула, построенный при Генри из Рейнса, послужил моделью для зала капитула в Солсбери, воздвигнутого в 60 – 70-х годах

13 века. Оба эти зала напоминают изысканные застекленные клетки: почти всю поверхность стен занимают огромные окна. Центральные средники окон в Солсбери настолько тонки, что в ярком солнечном свете их почти невозможно разглядеть. Рельеф с пластическим изображением сцен из Ветхого Завета, украшающий пазухи глухой аркады под окнами, наглядно демонстрирует присущую той эпохе страсть к декоративной отделке.

В 1256 – 1280 годах был расширен в восточном направлении хор собора в Линкольне. В новой пристройке к хору – так называемом “Ангельском хоре” – намеревались установить реликварий с останками недавно канонизированного епископа Гуго. Все проемы окон и галерей хора заполнены ажурной каменной рабо- той с геометрическим орнаментом.

Репертуар архитектурных форм здесь еще более разнообразен, чем в церкви Вестминстерского аббатства. В Линкольне традиционная для английского храмового зодчества плоская восточная стена впервые была украшена ажурной работой. В результате высокие, узкие окна с ажурным декором на восточной стене образовали эффектное соответствие окнам западного фасада. И даже роскошно отделанные стены Вестминстера уступают по красоте поистине великолепным стенам собора Линкольна. Здесь практически все открытые поверхности заполнены ажурным орнаментом. Пазухи арок галереи украшены рельефами с изображением поющих и музициру- ющих ангелов, благодаря которым хор и получил свое название. Два величайших создания Фидия - статуя Афины и статуя Зевса в Олимпии - безвозвратно утрачены, но храмы, в которых они находились, вместе со скульптурным декором, отчасти сохранились.

Влияние французских образцов: Йорк

В последней четверти 13 века в связи с растущей популярностью ажурной работы геометрического стиля началась кампания за реконструкцию кафедрального собора в Йорке. Орнаменты ажурного декора в зале капитула и в вестибюле оказались здесь необычно близки к образцам французского “лучистого” стиля, в первую очередь к тем, что мы встречаем в церкви Сент-Урбен в Труа. Еще отчетливее отразилось французское влияние в архитектуре центрального нефа, который начали строить в 1291 году. Причины этого, очевидно, связаны с личностью заказчика. Архиепископ Жан ле Ромен (1286 – 1296) был профессором теологии в Парижском университете, и центральный неф собора в Йорке стал единственным в Англии образцом “каркасной” тонкостенной структуры, типичной для французской готики.

Гумми-арабиковая темпера Кроме яйца и казеина, которые представляют лучший материал для составления темперы, пользуются для этой цели и растительным клеем, главным образом гумми-арабиком, декстрином и вишневым, а также клеем и других плодовых деревьев.

Над высокими остроконечными арками аркады вместо галереи расположился трифорий, связанный с окнами верхнего яруса общими вертикальными пилястрами. Ни окна, ни пилястры почти не отступают от плоскости стены; кроме того, здесь нет стенного коридора. Еще один характерный французский мотив мы обнаруживаем в трифории: арки здесь увенчаны щипцами с краббами (так называемая щипцовая аркада). Этот же мотив использовался в декоре ниш и балдахинов, занавешивавших статуи; впоследствии он был перенесен на более крупные архитектурные формы и применен в декоре порталов, выполненных во французском “лучистом” стиле. Образец перехода от геометрических орнаментов ажурной работы к криволинейным представляет собой большое западное окно собора, которое было застеклено в 1339 году. Оно украшено стилизованными стеблями и листьями, а в центре венца двухскатные стрельчатые арки формируют большой “рыбий пузырь”.

История архитектуры – это история средств, с помощью которых мы пытаемся навести порядок в нашем бесконечно интересном, но в то же время беспорядочном мире и понять его смысл. Все мы живём и работаем в зданиях. И нет причин отказывать любому из них – от самого скромного до самого фешенебельного – в праве воодушевлять нас хотя бы своими деталями: поворот лестницы; лучи света, рисующие на полу таинственные узоры; материалы, прохладные на ощупь даже в самый жаркий день; ритм аркады; изобретательная конструкция купола…
Архитектурные формы барокко