Авангардные течения в русской живописи Ремонт квартир. Советское искусство Кинематограф История фотографии

Англия

Известен только один пример деятельности инквизиции в Англии. Когда Климент V, который руководствовался указаниями своего хозяина короля Филиппа Красивого, начал преследование тамплиеров, он хотел распространить его на все европейские страны. В 1309 г. в Лондоне была оглашена папская булла, в которой епископу Лондонскому сообщалось, что все рыцари храма, находящиеся в Англии, должны быть задержаны и подвергнуты дознанию.

Король Англии Эдуард II, будучи зятем Филиппа Красивого, принял требование тестя. Тамплиеры были арестованы, и в Англию прибыла папская комиссия для следствия. Но тамплиеры твердо стояли на своей невиновности. Пытки при таких обстоятельствах в Англии не применялись, и поэтому инквизиция мало чего добилась. Папа и король Франции потребовали от Эдуарда посодействовать инквизиции, и слабый король разрешил инквизиторам поступать с арестованными по церковным правилам. Это принесло свои результаты, против тамплиеров были найдены улики, и их осудили. Они были приговорены к пожизненному заточению в монастыри, а имущество их было конфисковано. Король, однако, выделил небольшие суммы на содержание осужденных в заточении. Их имущество он распределил между фаворитами. Инквизиторы же в Англии постоянно чувствовали враждебность населения и в целом этот процесс «рыцарей храма» является единственным примером деятельности инквизиции в Англии. Это не значит, что в Британии не было религиозных гонений, но они не отличались таким фанатизмом, как на континенте.

Испания

Наибольшей власти инквизиционные трибуналы достигли в Испании в период правления Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской, браком объединивших в 1469 году Кастилию и Арагон в единое Испанское государство. К концу века практически закончилось освобождение от мавров юга Иберийского полуострова с центром в Гранаде и воссоединение этих земель с Испанией. Помимо того, Испания сыграла значительную роль в открытии и колонизации Америки, став крупнейшей колониальной державой. Все это обусловило дальнейшее развитие в стране абсолютизма. Русский балетный театр второй половины ХIХ в. Борьба прогрессивных деятелей культуры за национальный репертуар и народную тематику. Дальнейшее становление русской национальной оперы (А.Даргомыжский, А.Серов). Н.Рубинштейн и основание Московской консерватории (1863). Развитие симфонической музыки. Начало деятельности «Могучей кучки». Выставки художников-передвижников.

В Испании инквизиция достигла своей «высшей » степени развития, став своеобразным «примером» и «эталоном» для учреждений такого же рода во всем христианском мире той поры. Нигде инквизиция не действовала так жестоко и нигде не соединяла в себе в такой «совершенной» форме черты церковной и государственной полиции, как это было в Испании

Новая инквизиция имела своей целью укрепление королевской власти и объединение страны по принципу веры. Короли Испании видели в инквизиции легальное, освященное авторитетом церкви, средство осуществления этой задачи. К официальному титулу испанских монархов даже был прикреплен титул «католический».

«1 ноября 1478 г. папа римский Сикст IV … специальной буллой уполномочил Фердинанда и Изабеллу учредить инквизицию в Кастилии с правом арестовывать и судить еретиков, под которыми подразумевались в первую очередь «новые христиане», конфисковывать их собственность в пользу испанской короны, папского престола и инквизиторов». В 1480 году на пост инквизиторов в Испании были назначены доминиканцы Мигель Морильо и Хуан де Сан-Мартин. Впоследствии полномочия буллы были распространены на всю территорию Испании.

Преследованиям подвергались в первую очередь недавно обращенные в христианство иудеи (которых называли мараны) и мусульмане (называемые мориски), многие из которых тайно продолжали исповедовать прежнюю религию. Сразу после введения инквизиции начались процессы по делам о ереси, которые вскоре стали столь многочисленны, что с ними явно перестали справляться два назначенных ранее инквизитора.

Так, по данным дона Хуана Антонио Льоренте, «6 января 1481 года он (трибунал) приказал сжечь шесть осужденных, 26 марта того же года семнадцать, а месяцем позже еще большее число. 4 ноября того же года двести девяносто восемь новохристиан уже подверглись казни сожжения, семьдесят девять обвиняемых были ввергнуты в ужасы пожизненного заключения, и все это произошло в одном городе Севилье, на жителей которой пали первые удары кровавого трибунала. В других частях провинции и в епархии Кадикса, по сообщению Марианы, две тысячи этих несчастных были преданы огню в 1481 году; другие в большом числе, за отсутствием их, были казнены фигурально, и семнадцать тысяч подверглись различным каноническим карам.»

Папа Сикст IV 11 февраля 1482 года был вынужден назначить нескольких новых инквизиторов в Испанию. Впервые среди них встречается и имя доминиканского монаха Томаса Торквемады, который до того был исповедником королевской четы.

Именно Торквемада был поставлен во главе Верховного совета инквизиции на должность генерального инквизитора в 1483 году и получил право назначать инквизиторов в провинции. «Этим было завершено создание Верховного инквизиционного трибунала - Супремы - в Испании, кровавая деятельность которого продолжалась три с половиной столетия» Торквемада возглавлял трибунал в течение первых 18 лет его существования. Дон Хуан Антонио Льоренте сообщает, что «за восемнадцать лет, которые продолжалась его инквизиционная служба, десять тысяч двести двадцать жертв сжег живьем, шесть тысяч восемьсот шестьдесят сжег фигурально после их смерти или по случаю их отсутствия и девяносто семь тысяч триста двадцать одного человека подверг опозоренью, конфискации имущества, пожизненному тюремному заключению и исключению из службы на общественных и почетных должностях». Некоторые ученые и деятели церкви считают, что эти данные сильно завышены, но стоит отметить, что Льоренте писал свое исследование, опираясь на материалы архивов испанской инквизиции, что позволяет говорить об общей осведомленности автора.

Торквемада был не только «практиком», но и «теоретиком» инквизиции. Под его руководством был составлен специальный кодекс для инквизиции, включавший в себя 28 статей («инструкций»). В этом документе, датированном 1484 годом, были суммированы все директивы папского престола по преследованию еретиков и прошлый опыт инквизиционных трибуналов в Испании и других странах.

«Основные положения кодекса Торквемады сводились к следующему: инквизиция объявлялась тайным судилищем, первой и последней инстанцией, рассматривавшей дела еретиков. Ее решения считались окончательными и пересмотру не подлежали. Лица, обвиненные инквизицией в ереси и не признавшие себя виновными, подлежали отлучению и передаче светским властям для сожжения. Обвиняемый в ереси мог спасти себя от костра только полным признанием своей вины, выдачей сообщников, отречением от еретических воззрений и полным подчинением воле «священного» трибунала»

Действия инквизиции в Испании достигло огромного размаха, люди, спасаясь от неё, бежали в Португалию, на север Африки, в Италию. Именно со времен Торквемады пытки стали неотъемлемой частью допросов. Преследования евреев и арабов закончились практически полным их изгнанием из страны. Спастись можно было только приняв христианскую веру. Так, в указе Т. Торквемады от 8 февраля 1492 года постановляется: «Мы узнали, что некоторые христиане … переехали по причине инквизиции в Гранадское королевство, по наущению дьявола и некоторых злонамеренных лиц, пребывая в грехах и заблуждениях ереси и отступничества. … Мы извещены, что означенные лица или некоторые из них пришли бы исповедать свои заблуждения и ослепление, примириться с матерью святой Церковью, если бы могли быть освобождены от наказаний и начатых или угрожающих им процессов; … сообразуясь с нашей матерью, святой Церковью, … мы настоящим [указом] гарантируем всем лицам, которые, как сказано, совершили преступления и проступки ереси и отступничества и по этой причине переехали в Гранадское королевство или в другие местности, … что они могут прийти и пусть приходят свободно и не опасаясь к нам … исповедаться в своих заблуждениях и примириться с матерью святой Церковью, удостоверяя их, что, если они придут, мы примем их с тайным примирением их преступлений и проступков, … налагая на них такие епитимьи, которые будут спасительны для их душ, применяя к ним всю кротость, какая у нас есть и может быть, не ставя препятствием возбужденные против них процессы, последовавшие приговоры или возложенные на них наказания». 

Инквизицией была введена с 1526 г. строжайшая цензура на книги и другие печатные издания.

«Испанская корона использовала инквизицию и для подавления освободительного движения в Нидерландах (1566–1609), где сторонники независимости приравнивались к еретикам и соответственно казнились. В Нидерландах в период испанского господства инквизиция тесно сотрудничала с военными и церковными властями».

Основываясь на «Кровавом указе», при содействии церкви, испанские власти истребили десятки тысяч нидерландцев, боровшихся за независимость страны.

Инквизиция с 1519 года действовала и в испанских колониях в Центральной и Южной Америке.

Влияние ее сохранялось в Испании вплоть до начала 19 века.

Заключение

Таким образом, инквизиция как система церковных судов и церковный институт для борьбы с еретическими учениями, возникла не «вдруг», ее появлению предшествовали столетия постепенного возвышения христианства и накопления им моральных и материальных средств для борьбы с любым инакомыслием. Такая борьба была способом сохранить власть и влияние Церкви в средневековой Европе при условии слияния Церкви и государства практически в единый аппарат управления.

Многочисленные еретические учения (донатизм, несторианство, манихейство, пелагианство, арианство, учение Абеляра и мн.мн. другие) иначе трактовали заветы Христа, часто проповедуя обновление, возвращение к первоначальным идеям христианства, что было невозможно при условии постепенного накопления у церкви огромных богатств. Государство тоже имело выгоду от сотрудничества с церковью, так как та обладала огромным авторитетом и властью над умами народа. Ереси были опасны, так как могли представлять собой реальную оппозицию как церкви, так и государству, и бороться с ними можно было только насильственными методами. Таким методом стала инквизиция.

Физические расправы с еретиками имели место и в предыдущие столетия, но в XIII веке, особенно при папе Иннокентии III они были фактически узаконены. Это давало церкви возможность бороться с ересями путем привлечения к расправам светских властей. Роль церкви была в розыске и поимке еретиков, а так же их суде, - светские же государи осуществляли казни. Таким образом, формально инквизиторы не были причастны к многочисленным кровавым смертям, однако, они давали на них добро, освящая авторитетом церкви. Церковь же считалась непогрешимой и истинно правой. Официальной целью инквизиции было спасение «заблудших» душ еретиков. Количество жертв инквизиции высчитать довольно сложно. Разные исследователи называют разные цифры, которые порой достигают нескольких сотен тысяч.

Обвинение человека в отступлении от истинной веры вовсе не означало немедленной казни на костре, это известный стереотип, берущий свое начало в художественной литературе и фильмах. Существовало множество более легких физически (но не всегда морально) наказаний. Важным аспектом наказания была конфискация имущества, что позволяло церкви еще более усиливать свои позиции в странах Западной Европы.

Роль инквизиции в жизни средневекового общества была двоякой. С одной стороны, большинство ученых сходятся на мысли, что инквизиция тормозила развитие общества, заставляла мыслить его только в рамках теологии, селила в людях страх и смирение перед властями. Следствием этого стало медленное развитие культуры и науки (хрестоматийны истории Джордано Бруно, развивавшего гелиоцентрическую теорию; Этьена Доле и Луи Беркена, французских писателей-гуманистов; Жанны д`Арк и прочих жертв инквизиции).

С другой стороны, инквизиция способствовала объединению Европы, а папская дипломатия могла контролировать все подвластные провинции и управлять ими по своему желанию.

При полном господстве инквизиции вера стала предметом первой важности, а нравственности была отведена второстепенная роль. Любой грешник мог купить себе прощение у церкви (так называемую индульгенцию) и грешить дальше, лишь бы не отходить от «истинной веры» в какие-либо другие. Так, «Пико делла Мирандола в 1513 г. отправил папе Льву X послание с описанием тех зол, которые нужно устранить реформами: почитание Бога было в забросе; церкви находились в руках сводников и любимцев; женские монастыри были вертепами разврата; судом руководили ненависть или лицемерие; место утраченного благочестия заняло суеверие; священство продавалось и покупалось; доходы Церкви шли исключительно на грязный разврат, и пример священников отвращал народ от религии»[86]. Картина творящихся беспорядков вполне показательна. Общество было противоречиво: с одной стороны, ярое поклонение в христианской церкви, с другой – полное пренебрежение ее первоначальными заветами. Существенное значение имела только «чистота веры»; чистота нравственная была второстепенна.

В разных странах Европы инквизиция по-разному проявляла себя, различаясь по степени жесткости и силе влияния. Наименьший размах ее деятельность приобрела в Англии, с особой силой она действовала в Испании, что было обусловлено специфическими условиями развития стран.

Это было время болезненных изменений мировоззрения, неожиданных поворотов человеческой мысли, отчасти вызванное великими географическими и естественнонаучными открытиями. Барокко, тяготевшее к торжественному «большому стилю», в то же время отразило прогрессивные представления о сложности, многообразии, изменчивости мира. Барокко свойственны контрастность, напряженность, динамичность образов, стремление к величию и пышности, к совмещению реальности и иллюзии, к слиянию искусств (городские и дворцово-парковые ансамбли, архитектура, интерьер, мебель); одновременно - тенденция к автономии отдельных жанров.
Инквизиция в странах Западной Европы